May 16th, 2019

кк

Надгосударственная сверхкорпорация и социалка

Монополистический капитал неизбежно переходит в госкапиталистический (подчиняющий себе государство). Далее империализм приводит к схватке государств. Слабейшие отступают, образуется один центр и Гос-Кап переходит в Глобальный. В мире начинают править глобальные корпорации.

Очевидный последний шаг - слияние их всех в одну Корпорацию. Но чем такая глобальная сверхкорпорация, которая подчинила себе государства, отличается от Государства-Корпорации? Да ничем. Ведь под последним подразумевается такое, в котором Гос-Плановая экономика. У любой корпорации она такая внутри. А в финале вся экономика будет подчинена одной планетарной корпорации. Получается, что Иксвид попросту страшится того, что наступит после высшей стадии капитализма (когда все государства и корпорации сольются в одну). Ура? Или нет?

Вернемся к ошибке Иксвида, который полагает, что всякое государство обращено на пользу классу работников (то бишь госсоциалистическое). "При этом государство безусловно будет заботиться о воспроизводстве рабочей силы." Неверно. При "диком" капитализме этого не было, а когда возникло, Энгельс обозвал это государственным (капиталистическим) социализмом. Получается, только социальное государство таково.

Переход к нему на западе от классического капитализма произошел в 20м веке, во многом под воздействием СССР. Во времена после СССР тоже стало неактуально. Зачем заботиться о рабочей силе, когда деиндустриализация? Дешевле завезти гастербайтеров (из Мексики, например).
promo yakommunist january 11, 2020 13:10 4
Buy for 10 tokens
Роботы - просто машины. Вроде бы очевидная вещь. С точки зрения Карла Маркса, у которого есть статья "Идеальная машина для капиталиста" (то есть именно про ужжасного робота), ничего особого не произошло с увеличением числа машин (ростом т.н.постоянного капитала). Со временем такие машины будут у…
кк

Злые посторонние не дают трудиться

Сперва люди определяются, чего хотят. Как выглядит общество будущего. Отвечают на вопрос, возможно ли такое. (Именно это три четверти проголосовавших выбрали как то, на чём сосредоточиться нашему движению).

А уже потом, решая вопрос, как к нему перейти, думают, кто мешает. Я же вижу постоянное стремление, не обговорив толком первое, перепрыгнуть к обсуждению врага (капиталистов и иерархистов). Мол, мы то все - за, а вот эти - против. Почему? Потому что многие несогласны с таким светлым будущим, некоторые активно возражают, что оно возможно. Отсюда психологическая реакция: закрыть на это глаза. Говорить о враге.

Иначе возникнет вопрос: если работники против, работодатели против, карьеристы против, правительство против - то кто же за? Не является ли нынешнее состояние результатом того, что массы вовсе не хотят его изменить?

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий
  • anlazz

«Темный лес» или «Великое кольцо». Часть третья

Итак, в прошлом посте было сказано, что одной из главных идей Ефремова в отношении биологической эволюции была убежденность в ее «сходимости». Т.е., в том, что развития живых существ рано или поздно, но должно прийти к примерно одной и той же «вершине эволюции» - человеку, т.е., разумному существу, обладающему рядом вполне конкретных качеств. (В том числе, и в плане физического строения.) Сам писатель и ученый сравнивал этот процесс со скручивающейся спиралью - к этому образу мы еще вернемся. Пока же стоит так же еще раз напомнить о том, что данная концепция была выведена на основании реальной палеонтологической работы Ивана Антоновича - в адекватности которой сомневаться было бы смешно.

* * *

Однако только «биологией» данная закономерность не ограничивается. Поскольку с момента появления разумного существа так же неизбежно вытекает следующий этап. А именно: переход от биологической эволюции к эволюции социальной. Более того, сам факт возникновения разума, по существу, означает завершение «биологического» этапа развития биосферы – «замещаемую» тут «ноосферой». На самом деле, значимое влияние человека на существующие экологические ниши началось еще в неолитическом периода – когда получив технологию «загонной охоты», человек очень быстро стал чуть ли не единственным значимым хищником. (По крайней мере, с экологической точки зрения.) Следствием этого момента оказался т.н. «неолитический кризис», когда оказываемое человеком давление на окружающую среду привело к резкому – на порядок – сокращению числа животных, пригодных к добыванию. (Кстати, этот факт оказался важен не только сам по себе – но и потому, что привел к резкому же изменению мировых экосистем.)

Впрочем, об этом будет сказано чуть ниже. Пока же стоит отметить, что указанный «кризис» был не просто человеком разрешен – а разрешен кардинальным образом. А именно: переходом от присваивающей экономике к производительной, сиречь, к сельскому хозяйству. То есть – к еще более глубокой «ноосферизации» мира, очень быстро «перевешивающей» все остальные экологические факторы. Сейчас, скажем тяжело даже представить, что мир в «дочеловеческий» период имел порой совершенно иные «очертания». Например, леса и саванны на Ближнем Востоке или джунгли в Китае, Европа, еще в начале первого тысячелетия заросшая непроходимыми лесами или львы, которые водились в Болгарии и на Украине в то же время кажутся нам невероятными.

И хотя очевидно, что большая часть случившихся изменений с традиционной «биосферической» т.з. выглядит, как отрицательная – т.е., означает деградацию классических экосистем – однако в реальности это был шаг вверх. Поскольку означает переход к «сознательно» поддерживаемому порядку вместо «традиционного» экологического гомеостаза. Разумеется, о «сознательности» тут можно говорить еще в кавычкахCollapse )